Интервью заместителя министра лесного хозяйства В.И. Креча 'Народной газете'

Опубликовано: 11 Июня 2019   828

Производство древесного топлива позволит не только зарабатывать, но и навести должный порядок в лесу

Доходные пеллеты


Глава Комитета государственного контроля Леонид Анфимов по итогам доклада Президенту о повышении эффективности использования лесных ресурсов анонсировал: через год в нашей стране должны быть запущены новые заводы по выпуску топливных пеллет. Всего шесть больших производств в системе Минлесхоза — по одному на каждую область. О перспективах развития этого направления — в беседе с заместителем министра лесного хозяйства Владимиром Кречем.



— Владимир Иванович, насколько востребованы на глобальном рынке пеллеты? 

— В Республике Беларусь мощности по производству топливных пеллет составляют порядка 260 тысяч тонн в год. Специализация этих производств состоит в доработке отходов лесопиления. В свою очередь, существенное развитие получили мощные деревообрабатывающие предприятия, которые выпускают фанеру, различную плитную продукцию, целлюлозу, использующие в качестве сырья высококачественную деловую древесину. При этом лесхозы не ощущали проблем с востребованностью отдельных видов древесного сырья при возможности отгрузки на экспорт древесины с низкими качественными характеристиками. 

С учетом требований Главы государства о необходимости переработки всего заготавливаемого древесного ресурса внутри страны лесхозы впервые в 2018 году отработали без экспорта необработанной древесины. Итоги года показали, что в стране критически не хватает производств по переработке низкокачественной древесины, а это в том числе и производства по выпуску топливных пеллет. 

Первые пеллетные производства в системе Минлесхоза появились около 12 лет назад, в период начала модернизации деревообрабатывающих производств. В 2007 году принимались довольно жесткие решения: слабые цеха ликвидировались, а вот в наиболее перспективные вкладывали немалые средства, стараясь сделать их максимально современными и функциональными. Помимо всего прочего, решалась задача переработки отходов лесопиления, то есть вовлечения в оборот всей перерабатываемой в цехах древесины. Созданные производства были небольшими: сегодня они в состоянии выпускать около 20 тысяч тонн топливных гранул и брикетов в год. Функционируют 10 производств. 

— Двадцать тысяч тонн гранул и брикетов — это предел или есть куда развиваться? 

— Все познается в сравнении. Сперва вводные данные. Как все знают, лесами покрыто около 40 процентов территории Беларуси. Это ни много ни мало 9,5 млн гектаров насаждений. А теперь посмотрим на опыт некоторых стран. Например, в Эстонии общая площадь лесов — 2,3 млн гектаров. При этом там ежегодно производят более 1 млн тонн пеллет. В Латвии — чуть менее 3 млн гектаров леса. А отгрузка пеллет составляет 1,8 млн тонн в год. Литва: под лесами — 2,1 млн гектаров, производство древесных гранул — 230 тысяч тонн ежегодно. А вот у нас это производство составляет в целом по стране 260 тысяч тонн.

— В странах ЕС в последние годы наблюдается настоящий бум в сфере экологически чистых источников энергии. Предпринимаются попытки отказаться от использования угля, торфа, нефти, газа и перейти на древесину. Мы можем заработать на этом тренде. 

— Наши исследования показали, что пеллеты — один из наиболее перспективных экспортных товаров. Например, главы Германии и Франции уже заявили, что к 2030 году полностью откажутся от угля и торфа в пользу биотоплива. Своих ресурсов им гарантированно не хватит, значит, будут закупать за рубежом. Почему бы и не у нас? Вообще, исследования показывают интересные цифры. Только в период с нынешнего по 2021 год мировое потребление пеллет увеличится на 2 млн тонн в год, а в ближайшие 5 лет — на 11 млн тонн. Чтобы покрыть подобные потребности, мощность европейских пеллетных производств в ближайшие годы должна как минимум удвоиться. Если сегодня занять эту нишу, уже завтра перед нами откроется довольно перспективный рынок.

— Дорога ложка к обеду. К маю следующего года планируется построить и запустить 6 новых пеллетных заводов. Это серьезные инвестиции. Где взять деньги? И вообще, насколько сложны подобные проекты в реализации?

— Мы не особо афишировали ранее свою деятельность в этом направлении, поэтому мало кто знает: все 6 новых заводов — это уже не перспективные проекты, а проекты, которые находятся в стадии активной реализации. В частности, для некоторых из них закупается оборудование. Что касается инвестиций (а они колеблются от 7 до 15 миллионов рублей для каждого завода) — это в основном собственные средства наших лесхозов. Дело в том, что в системе лесного хозяйства сложились особые условия. С одной стороны, мы обеспечиваем народное хозяйство страны древесным ресурсом необходимого качества, а с другой — хорошо видим складывающийся профицит низкосортной древесины. Рассматривая важнейшие инвестиционные проекты в области деревообработки, понимаем: в ближайшие два года каких-то спасительных проектов в части выборки низкосортного сырья не предвидится. Было принято решение справляться своими силами. 

ФОТО  БЕЛТА

Как показывают расчеты бизнес-планов, немалые затраты окупятся в течение 5—6 лет. Но не исключено, что этот срок может быть значительно сокращен. Дело в том, что недавно мы ознакомились с исследованиями очень крупного международного трейдера древесной продукции из Швеции. Его специалисты, оценивая ситуацию в Европе, убеждены: лучшего времени, чтобы перейти к производству топливных пеллет, наверное, еще никогда не было, а наиболее перспективной страной для этого  с учетом наличия сырьевой базы, ведения лесного хозяйства по международным правилам, географического расположения и так далее  называют именно Беларусь.

— Сколько мы зарабатываем на производстве пеллет сегодня и сколько сможем в перспективе?

— Ежегодно реализация топливных гранул и брикетов Минлесхозом приносит в бюджет страны примерно 2,5 млн долларов. А после запуска подобные суммы сможет «зарабатывать» каждый из новых заводов. И это  только начало. Ведь теоретически такие производства можно строить повсеместно. Был бы спрос, а сырья — той самой низкокачественной древесины, отходов лесопиления, порубочных остатков, валежной и буреломной древесины — на данном этапе у нас хватает с избытком.

— И все же почему именно пеллеты? Ведь низкосортную древесину можно использовать альтернативными и менее затратными способами.

— Есть 3 реальных направления, где востребована низкокачественная древесина, — производство плитных материалов (ДСП), топливной щепы и пеллет. Сегодня наши заводы по выпуску древесно-стружечных плит загружены на 100 процентов. Чтобы расширить их мощности, нужны большие средства. Щепа — действительно востребованный вид топлива, к тому же затраты на ее производство минимальные. Но есть большое «но»: она является продуктом первичной деревообработки, а потому практически не имеет добавленной стоимости. С учетом затрат на ее логистику (часто транспортировка обходится дороже, чем стоит сам продукт) отправлять на экспорт щепу невыгодно. А вот с пеллетами ситуация совсем другая. 

А еще — запуская пеллетные заводы, мы преследуем не только и даже не столько цель заработать. Давайте вспомним основной принцип работы организаций системы Минлесхоза: обеспечение неистощительного многоцелевого лесопользования. Проще говоря, основная задача нашего ведомства — растить леса, охранять их и содержать в порядке. А вот углубленная переработка древесины, как говорится, не наш профиль. Но наладив производство пеллет, мы тем самым будем способствовать более тщательному наведению порядка в лесу. Хотелось бы верить, что строительство наших производств даст толчок по созданию аналогичных другими ведомствами. Если дело пойдет как обещают прогнозы, можно будет создать некий дефицит древесины низкого качества. И тогда никого не нужно будет заставлять, например, проводить уборку от захламленности придорожных лесов. Учреждения сами будут заинтересованы в проведении таких работ, так как они будут приносить реальный экономический эффект. А в сухом остатке — загрузка наших заводов, пополнение бюджета и направление части вырученных средств на дальнейшее развитие лесного хозяйства. А главное — наведение и поддержание должного порядка в лесу.

Народная газета